Мы шли, шли и вышли

Договора о ликвидации ракет малой и средней дальности больше нет – почему, и кто в выигрыше?

Горбачев и Рейган подписывают ДРСМД
Горбачев и Рейган подписывают ДРСМД, декабрь 1987-го

Итак, договор о ликвидации ракет средней и малой дальности (ДРСМД) между Россией и США приказал долго жить. Кто виноват? Реальность. Будет ли гонка вооружений? Не то что будет, уже идет, только гоняться Штаты будут не с Россией. Более того, она, на само-то деле, всем на руку… Но давайте по порядку.

Что за договор?

Советская ракета SS-20
Пусковой комплекс, оснащенный ракетой SS-20.

ДРСМД был подписан в 1987-м; по договору, стороны обязывались ликвидировать свой арсенал баллистических и крылатых ракет средней (от 1000 до 5500 км) и меньшей (от 500 до 1000 км) дальности, как и соответствующие пусковые комплексы, и больше их не испытывать и не производить. Таким образом, договор ликвидировал целый класс вооружения… Ну или хотя бы попытался.

Так или иначе, уже к 1991-му обе стороны уничтожили свои запасы соответствующего вооружения. И все было бы хорошо, но в июле 2014-го Барак Обама отправил своему российскому коллеге письмо, в котором обвинил Россию в нарушении договора. Поводом для обвинений стали испытания на тот момент еще безымянной крылатой ракеты, якобы нарушавшей тот самый ДРСМД. Название ракеты, 9М729, стало известно уже позже, в эпоху Трампа, который на тех же самых основаниях заявил о намерении США выйти из этого самого договора.

Естественно, Москва американцев тоже в нарушениях упрекала, куда без этого. Им в вину ставили размещение средств ПРО Aegis в Румынии: дескать, с этих установок можно пускать и ракеты средней дальности. И Россия, и США легитимность обвинений от другой стороны всеми силами отрицают. Удивительно, правда?

На мой взгляд, главная ирония ситуации заключается в том, что кто в чем виноват, вообще не важно, и на разрыв соглашения играет обеим сторонам только на руку. И причина тут одна и та же – Китай.

Дивный старый мир

Relpolitik for Dummies

Давайте на секунду забудем о нашем привычном, простом и понятном мире людей, которые занимаются простыми людскими вещами, и перенесемся в другой мир – мир сверхдержав, гигантов-левиафанов, над которыми нет высшей власти. Этот мир живет на других скоростях: тут думать нужно не о том, чем бы заняться на выходных с друзьями, а о том, что в мире будет твориться где-то эдак через полвека. И друзей, кстати, тут тоже нет, кроме собственных вооруженных сил и флота, зато есть интересы.

А еще тут есть паранойя, много, много паранойи. Если ни над противником, ни над тобой нет высшей власти, то где гарантии, что завтра он на тебя не нападет? В конце концов, и у тебя, и у него есть интересы во всех концах земли, и они нередко друг друга исключают. Более того, где гарантии того, что он не нападет на тебя просто потому, что так же, как и ты, боится, что ты нападешь на него?

Эти гарантии, как ни странно, есть; они хранятся в хорошо защищенных шахтах и бороздят моря на подводных лодках. Доктрина взаимного гарантированного уничтожения предполагает, что потенциальный противник не осмелится на тебя напасть потому, что в случае нападения дело быстро дойдет до ядерного оружия, которым ты отработаешь по нему, а ты на него не рискнешь напасть из-за его ядерного арсенала. Во времена Холодной войны отношения между США и СССР строились примерно по такой вот логике.

По сути, речь идет о кордебалете на очень тонком льду, потому что этого самого взаимного уничтожения никому не хотелось. Чтобы ядерное сдерживание работало, в ядерной войне не должно быть победителей; иначе следуя логике сверхдержав, тот, у кого есть реальный шанс победить, может им воспользоваться просто для того, чтобы не дать противнику получить шанс на победу в будущем.

Что интересно, в свое время ядерные силы малой и средней дальности, размещаемые США и СССР в Европе, к этой ядерной войне чуть и не привели. Было все вот как: в 1960-х в Европе быстро увеличивалось количество американского тактического ядреного оружия. Советы это категорически не устраивало из-за перспективы быстрого, молниеносного удара по верхушке страны. И потому Москва начала изо всех сил наращивать собственные возможности, разместив на своих территориях собственные ракеты SS-20, аж о трех боеголовках, во второй половине 1970-х, тем самым создав значительную угрозу Европе. Штаты начали перекидывать в Европу собственные ракеты, параллельно призывая Москву сесть за стол переговоров. Перспектива войны в итоге стала настолько реальной, что от этого класса оружия стороны в итоге решили отказаться. Москва смогла существенно ограничить американскую ядерку в Европе, а Штаты смогли избавиться от продвинутого и опасного оружия противника.      

Но при чем тут Китай?

Авианосная группа

Ядерных боеголовок у Китая мало – порядка 300. Зато у него много, очень много ракет средней и малой дальности. Так уж вышло, ракеты вроде DF-26 с дальнобойностью до 4000 км – основа китайской военной доктрины, направленной против авианосных групп, которые, в свою очередь, долгое время были основным аргументом США в разборках с недружелюбными государствами. Своего глубоководного флота у Китая (пока) нет, а защищать свою акваторию от потенциального противника (мы же все еще в мире сверхдержав, помните?) хочется, особенно в свете конфликта в Южно-китайском море. И Китай это решил сделать через вот такой вот ассиметричный аргумент, с помощью арсенала быстрых и дальнобойных ракет, размещенных в прибрежных зонах.

Так уж вышло, что Азия сейчас – пожалуй, самый стратегически значимый регион в мире, за счет бешеных темпов экономического роста, а Китай – наиболее опасный из потенциальных противников США. Мощная экономика, огромная армия, а теперь еще и контраргумент на хваленые авианосные группы. Чем на это логично ответить? Размещением в Азии собственных ракетных батарей, способных угрожать китайским пусковым установкам. Если потенциальный противник накапливает арсенал, зачем ограничивать себя какими-то договорами? В мире сверхдержав это непозволительная роскошь.

Да, Китай приглашали вступить в ДРСМД, чтобы обойтись без гонок вооружения и прочих страстей. Не сработало, что неудивительно.

Но почему все это может быть выгодно для России? Потому что, как бы Москва с Пекином сейчас не братались, в мире сверхдержав друзей нет, как мы уже говорили раньше. И если Америка разместит в Азии свои ракеты, то и Россия сможет нарастить свой арсенал на востоке. И в гипотетическом сценарии, где братание падет очередной жертвой интересов, то эти ракеты скажут свое очень громкое слово.

Мерзкий он, мир сверхдержав, да?

Ты, да я, да мы с тобой

Или сказ о том, как Трамп заскочил к в гости к Киму.

Северная Корея

«Мы требуем снятия вражеских санкций», –

Сказал человечек в костюме от Мао,

«А я, брат, хочу себе громких оваций,

Чтоб даже демокры такие все, вау!».

Его собеседник навострил тут же ушки

И колы в бокал свой налил через край.

«Пришлю я экспертов молоть языками,

И ты присылай, не с собой же болтать».

«Овациям да, но без денег в кармане 

Не будем ядреные пушки сдавать!»

«Сдались мне, братан, твои пушки-гремушки!

Весь мир хочет мира, а мне лайков давай».


Представьте себе стального орла, чей клекот возвещает о пришествии лидера самой демократической страны в мире, что сидит у него на спине с горделивым, достойным античного короля видом. Его легендарная челка развевается на ветру, подобно золотому знамени, а под пиджаком он одет в звездно-полосатое подобие костюма Железного человека. Ему не страшны взрывы зенитных снарядов, и перспектива массированного удара по дружественному Сеулу его тоже нисколечки не страшит, потому что его стальная птица уже испепелила северокорейские артиллерийские батареи лазерами из глаз, и сейчас вот-вот примется за все остальное.

Представили? Так вот, первый в истории визит американского президента на территорию враждебной Америке (и, более того, находящейся с Америкой в состоянии войны) Северной Кореи прошел совсем не так.

Но картинка все равно прикольная, правда?

Так что произошло?

Самолет-трамполет

Конечно, все это выглядит, как трюк, направленный в первую очередь на то, чтобы дать Трампу очков в гонке 2020 (недавно как раз мелькали сведения, что в ключевых штатах Трамп демократам таки уступает), надо же как-то наверстывать, правда? А тут вот как раз удачно подвернулась поездка по Азии в Осаку, на саммит Большой Двадцатки, так что ради встречи с хорошим человеком можно и крюк небольшой сделать.

Вот Трамп и сделал – как раз таки, кстати, после того, как к точно тому же хорошему человеку, очень любящему баскетбол и смертоубийства, зарулил его коллега из Китая, Си Цзыньпин. Сей жест тоже был весьма красноречив, особенно в свете противостояния между Китаем и Америкой, и реверансы Трампа в адрес Кима можно также рассматривать и как своего рода ответку китайскому лидеру. Был бы я Северной Кореей – доил бы обоих, как мог, сохраняя буфер между Пекином и американскими силами в Корее, и обещая Штатам, что вот-вот разооружусь, только вот ракетку новую протестирую, да.

Исторический ли момент?

 Gожалуй, да. О важности символических жестов (а этот жест, бесспорно, символический) можно спорить долго, но все же, его оказалось достаточно, чтобы две стороны объявили о том, чтобы переговоры о урегулировании кризиса в Северной Корее возобновятся. Другой вопрос, конечно, в том, закончатся ли эти переговоры чем-то достаточно значительным.

Могут ли? Гипотетически, да. Почему? Потому, что Трамп между делом обронил, что, мол, может, что-то и в ходе переговоров изменится. Если эти слова не были пустым обещанием, сказанным исключительно ради красного словца, то они могут предвещать тот или иной прогресс. Дело в том, что долгое время американские администрации придерживались простой позиции: никаких уступок по санкциям не будет, пока Пхеньян не разоружится. Для Пхеньяна же ядерное оружие является главной гарантией того, что Вашингтон не решит, что Северной Корее нужно немножко демократии, и не пойдет на наземное вторжение.

Есть и вторая гарантия – Сеул расположен так, что северокорейской артиллерии, коей в расположении Пхеньяна имеется порядка 13 000 боевых единиц, стрелять по нему будет весьма привольно. Но эта гарантия не столь надежна, как ядерное оружие, особенно такое, которое сможет долететь до самой Америки, пускай его у Пхеньяна пока что, насколько можно судить, нет.

И так выходит, что гипотетически – совсем уж гипотетически – выходит так, что призрачный шанс на нормализацию отношений между Штатами и Пхеньяном есть… По крайней мере, если мы верим в то, что американский титан согласится пойти на взаимные уступки крошке-Корее, а не станет требовать от нее разооружения без всяких условий. И в то, что Пекин полностью устроит такая ситуация (хотя, справедливости ради, северокорейская ядерка сулит ему и толстые минусы). И в то, что Трампу все это нужно не для победы на следующих выборах, а Киму – не для того, чтобы получить плюсик к престижу и понадеяться урвать хоть пару уступок от США.

Жалко, что мы в это все не верим.