Сказка о дожде

“Сказка о дожде” – второй рассказ из сборника, посвященного человеку в черном, многоликой и многообразной персонификации мрачного жнеца.

Дождь за окном

В маленьком городке, где вечно идет дождь, живет одинмаленький человечек – живет затворником и домоседом, от чего нисколько не страдает. Но однажды ему в руки попадает брошюра турагентства “Кастелли”, суляющая прелести солнечного Юга, и у маленького человечка появляется мечта…

Оглавление

  1. Домик на Нордгэден
  2. Событие
  3. Обещание
  4. Избавление
  5. Нежданый гость
  6. Когда закончится дождь

1. Домик на Нордгэден

В одном маленьком городке, где вечно лил дождь, в маленьком домике на Нордгэден жил один маленький человечек. Большую часть своей жизни он проводил в маленькой комнатке, где сидел за старым компьютером и стучал по клавишам. Маленький человечек был программистом и перебивался случайными заказами. Программистом он был хорошим, трудолюбивым и исполнительным, и заказчики нередко предлагали ему работать в штате – но маленький человечек всегда отказывался со смущенной улыбкой на губах. Слишком уж хорошо ему работалось в уютной маленькой комнатке в маленьком домике на Нордгэден. Он сидел себе за монитором, стучал по клавишам и слушал, как за окном дождь барабанит по крышам. Наверное, дождю в этом маленьком городке было так же уютно, как и маленькому человечку в своей комнатке.

По утрам к нему всегда заглядывал почтальон, звали которого Йенс Кристенсен. Он приносил свежую газету и, изредка, письмо от кого-нибудь из родни. Бумажные письма маленький человечек обожал: в них было что-то очень романтическое, что-то из тех времен, о которых он очень любил читать в книгах. Держа в руках запечатанный конверт, он представлял себе, как это письмо добиралось до него из далеких стран на поезде, который несся по бескрайней равнине, или на рассекающем лазурь корабле, или даже на самолете… Иногда даже специально просил заказчиков отправлять ему гонорар по обычной почте, но такие письма были все-таки фальшивыми, неживыми.

Газеты были гораздо скучней, чем письма. Выписывал он их скорей по привычке и, посмотрев все картинки, отправлял в мусорку.

Раз в неделю у крыльца маленького домика на Нордгэден останавливался фургон, на котором была нарисована улыбающаяся мультяшная птица. Маленький человечек выходил на крыльцо, помогал водителю занести в дом коробки с продуктами и всегда давал ему несколько крон на чай. Он не любил ходить по магазинам, и потому заказывал все на дом. Он вообще никуда не любил ходить, этот забавный маленький человечек в очках с толстой оправой: ему и в маленьком домике на Нордгэден жилось хорошо. Иногда он пытался заставить себя выйти погулять, но потом смотрел в окно, качал головой, видя, что дождь и не думает кончаться, и со вздохом облегчения отправлялся на кухню.

Зато он любил читать – у него была отменнейшая библиотека, собирать которую начал еще его дед. Маленький человечек обожал бродить среди длинных стеллажей, любовно поглаживая корешки книг и сдувая с них пыль. Каждый вечер он садился на кухне с большой кружкой горячего кофе и читал, читал, читал… Он перечитал все книги в своей библиотеке целых два раза, и сейчас перечитывал в третий. Скучно ему не было: наоборот, каждой прочитанной книге он радовался, как старому и надежному товарищу.

А еще маленький человечек любил спать. Спал он всегда таким глубоким и беспробудным сном, что как-то в детстве мама ему сказала, что однажды он проспит свою смерть. Маленький человечек, который тогда был еще меньше, чем сейчас, только улыбнулся и снова уткнулся в книжку.

Так он и жил в своем маленьком домке на Нордгэден, день за днем, год за годом – тихой, мирной и вполне себе счастливой маленькой жизнью.

2. Событие

Но однажды в его маленькой жизни случилось Событие – Событие, настолько взволновавшее маленького человечка, что свою большую букву оно получило вполне заслуженно. Вместе с очередной скучной газетой почтальон принес цветную буклетку турагентства «Кастелли», в которой расписывались все прелести поездки в Италию.

– Они только открылись – пояснил он, – вот и шлют рекламу всем подряд.

Маленький человечек был просто счастлив, что в число этих всех подряд попал и он сам. Теперь он разглядывал буклетку вечерами напролет и мечтал о том, как здорово сидеть на веранде домика в какой-нибудь итальянской прибрежной деревушке и пить крепкий кофе из хрустальной чашки, а утром пойти на пляж и от души накупаться. Он подолгу рассматривал каждую фотографию, представляя себе шум прибоя, и изумрудную зелень виноградников, и огромное, желтое, как янтарь, итальянское солнце. А еще изумительный аромат свежевыпеченной пиццы, и аппетитное спагетти на тарелке, и чарующие закаты, от которых море становится красным, как вино…

И однажды маленький человечек не вытерпел. Он закутался поплотней в свое пальто, надел старую фетровую шляпу и, раскрыв над головой огромный зонтик, больше похожий на купол какого-нибудь собора, отправился в местный центр образования для взрослых. И – о чудо! – там как раз появилась новая учительница, Бьянка Манчини, готовая вести курсы итальянского! Маленький человечек был так рад, что кроме итальянского зачем-то записался еще и в кружок по вышиванию, но, подумав, на него решил не ходить. На фоне солнечной мечты об итальянских просторах вышивание смотрелось откровенно блекло.

Ровно через неделю маленький человечек снова открыл над головой свой огромный зонтик и отправился на первый в жизни урок итальянского языка. Поначалу он очень волновался и стеснялся отвечать, но ведущая урок смуглянка была настолько мила и приветлива, что в конце концов втянулся и он. После урока ему даже захотелось пригласить ее куда-нибудь на чашечку кофе, или в кино, или еще куда-нибудь, куда принято приглашать милых и приветливых смуглянок, но потом стеснительность взяла свое и от этой затеи он отказался. Но после урока она догнала его в холле и протянула ему забытую в аудитории шляпу с улыбкой настолько очаровательной, что он все-таки не выдержал и пообещал себе непременно ее куда-нибудь пригласить. Не сейчас, конечно – какие уж тут приглашения, когда на улице так льет? Но ничего, дождь кончится, и вот тут-то он уже не оплошает… Хотя, может быть, не стоит так спешить – ему ничего не мешает пригласить ее куда-нибудь уже после поездки…

Маленький человечек представил себе, как, вернувшись из Италии, он, загорелый и красивый, подождет милую смуглянку Бьянку после урока и на чистейшем итальянском предложит ей выпить с ним на чашечку латте, и от этой мысли ему сразу ощутил себя настолько большим и сильным, что по пути домой не стал открывать свой огромный зонтик.

3. Обещание

Но возможно, забывать про зонтик все-таки не следовало, потому что на следующий день маленький человечек заболел. У него сильно болело горло, он постоянно чихал, а еще его все время клонило в сон. Из постели он выбрался без особой охоты, и, спустившись на кухню, вместо кофе сделал себя чашку крепкого, бодрящего травяного чая с медом.

Позавтракав, маленький человечек решил было снова вернуться в постель, но тут в дверь позвонили, и он, запахнув полы халата, недовольно поплелся открывать.

– Дружище, как-то ты выглядишь плоховато, – обеспокоенно сказал Йенс, протягивая ему сегодняшнюю газету, – не заболел ли?

– Заболел, – и маленький человечек печально шмыгнул носом.

– К врачу сходи, – посоветовал ему Йенс, – есть у меня один знакомый врач, на Андерсторв. Сын Торвальдсена, в Штатах учился. Берет недорого. Хочешь, телефон дам?

– Да нет, спасибо, – растроганно ответил маленький человечек, – я уж сам как-нибудь…

– Ну смотри, – сказал Йенс, – я тогда тебя по утрам беспокоить пока не буду, ладно? Газеты стану в щель для почты опускать.

И с того самого дня Йенс больше не звонил в дверь маленького домика на Нордгэден, а просто опускал свежую газету в щель для почты. А маленький человечек, изможденный ночной бессонницей, в это время спал и видел сумрачные, больные сны. В этих снах дождь барабанил по крышам, протекал во все щели, собирался в лужи на полу; в этих снах ветер врывался в маленький домик на Нордгэден, подхватывал цветную буклету с видами Италии и швырял ее в сточную канаву. И роскошные виноградники вместе с залитым солнцем пляжем превращались в грязную кашу из мокрой бумаги, а маленький человечек стонал во сне и все плотней и плотней прижимал заветную буклетку к груди.

Так проходили день за днем, и день ото дня ему становилось все хуже и хуже. Он все лежал в постели, лишь изредка спускаясь на кухню ради того, чтобы сделать себя еще травяного чая с медом. Травяному чаю с медом он верил куда больше, чем всяким докторам.

На четвертый день в маленьком домике на Нордгэден зазвонил телефон, но хозяин этого телефона не чувствовал в себе сил встать с кровати и ответить на звонок. Телефон заходился истошным дребезжанием, а маленький человечек все лежал в постели с теплой грелкой под боком и страдальчески массировал виски.

На шестой день к нему зашла Бьянка. Открывая дверь, он думал увидеть Йенса, и был очень удивлен, когда она переступила через порог, снимая с себя мокрый плащ. Бьянка принесла ему ярких, как итальянское солнце, апельсинов и немного посидела с ним на кухне. Он все время смущенно молчал и кашлял в кулак, боясь ее заразить, а она рассказывала ему про солнечную Италию. Потом он проводил ее до порога и помог ей надеть плащ. Она пообещала заглянуть еще, а он пообещал (мысленно, конечно), что в Италию он поедет не один.

4. Избавление

Следующие два дня были самыми кошмарными в его жизни. Он лежал в своей кровати в маленьком домике на Нордгэден и сотрясался от ужасающих приступов кашля, из последних сил прижимая к себе помятую цветную буклетку. Он не спал – только проваливался время от времени в какое-то промежуточное состояние между сном и бодрствованием, где были только перестук капель по крышам, ветер и Италия, промокшая, поблеклая, уносимая прочь безжалостным дождем.

Один раз ему показалось, что кто-то звонит в дверь, но то наверняка была лишь новая шутка дождя из ночных (или дневных, какая разница) кошмаров.

А после самой жуткой ночи, когда его бросало то в жар, то в холод, будто черти таскали его по всему аду и никак не могли найти для него место, маленькому человечку вдруг стало хорошо. Он спрыгнул с постели в восемь утра, бодрый, как пташка, спустился на кухню, помахивая изрядно потрепанной буклеткой, и вдруг понял, что ему совершенно не хочется завтракать. Стоит сказать, что это прискорбное обстоятельство маленького человечка ничуть не огорчило: он поднялся в библиотеку и просидел там весь день, наслаждаясь компанией старых друзей. Буклетку он использовал вместо закладки, и время от время отрывался от книги, чтобы полюбоваться виноградниками и пляжем.

Вечером маленький человечек сделал еще одно удивительное открытие: спать ему тоже абсолютно не хотелось. Сей факт обрадовал его еще больше; меленький человечек уставил всю кухню свечами, и в их мерцающем свете до самого утра читал рассказы про привидений. Каждый раз, когда дождь стучался в окно слишком громко или пламя свечей дрожало от сквозняка, маленький человечек пугливо вздрагивал, втягивал голову в плечи, а потом по-детски весело смеялся и с довольной улыбкой продолжал читать.

На следующее утро он поднял телефонную трубку и набрал номер турагентства «Кастелли», но в трубке царила тишина – не было ни длинных, ни коротких гудков. Маленький человечек вздохнул, подошел к окну и стал смотреть, как капли стекают по холодному стеклу.

Это все дождь, подумал он. Из-за дождя что-нибудь случилось с телефонной линией. Или станцией. Или еще с чем-нибудь. Однажды дождь кончится, и тогда он снова позвонит в турагентство «Кастелли» и закажет поездку в Италию на двоих, а потом пойдет на урок итальянского и пригласит Бьянку поехать с ним. Маленький человечек почему-то не сомневался, что она согласится. Он верил, что все еще будет – и изумительный запах спелого винограда, и море цвета красного вина, и золотистый песок под ногами…

Все еще будет. Главное, чтобы дождь кончился побыстрей.

5. Нежданый гость

Сухонький плюгавый старичок в черном костюме ненавидел опаздывать. Но в этот раз он все-таки опоздал, и опоздал сильно: явиться он должен был целых три дня назад.

Старичок этот был бледен лицом; ходил он с трудом, опираясь на тросточку и потирая выгнутую вопросительным знаком спину. Поднимаясь по крыльцу, он то и дело покряхтывал; одолев, наконец, последнюю ступеньку, устало вздохнул и остановился перевести дыхание. Он и так опоздал, и от пары потерянных минут вряд ли что изменится.

Передохнув, старичок поднял дрожащую, тонкую, как веточка, руку и позвонил в дверь маленького домика на Нордгэден.

– Здравствуйте, – радостно сказал ему маленький человечек, открыв дверь, – а вы не из турагентства «Кастелли»?

Старичок изумленно моргнул и покачал головой. За всю бесконечно долгую жизнь его встречали самыми разными словами, но маленькому человечку удалось его удивить.

– Жалко, – вздохнул маленький человечек и посторонился, видя, что старичок хочет войти, – я звони им пару дней назад, но из-за дождя что-то случилось с телефоном…

Старичок сочувственно покивал и, войдя в прихожую, чуть не споткнулся о сохнущий на полу огромный зонтик.

– Ох, извините, – сказал маленький человечек, – я с утра выходил на крыльцо, там лило так, что я кроме дома своего ничего разглядеть не мог, представляете?

Старичок снова кивнул и, подойдя к окну, облокотился о подоконник. Он слушал, как дождь стучит по крыше, как капли барабанят по стеклу, как холодная вода бурлит в водосточной трубе…

– Когда дождь кончится, я поеду с Бьянкой в Италию, – мечтательно сказал маленький человечек, – мы будем купаться в море и есть апельсины. Ох, кстати, не хотите апельсин? У меня один остался. Он, правда, засох уже, наверное…

Старичок покачал головой. Кажется, он о чем-то глубоко задумался.

– Главное, чтобы дождь уже кончился поскорей, – глубокомысленно сказал маленький человечек.

Старичок в очередной раз кивнул – в этот раз скорей не ему, а своим собственным мыслям – а потом поковылял обратно ко входной двери.

– Уже уходите? – кажется, маленький человечек слегка огорчился. Впервые в жизни он чувствовал жажду общения; эх, если бы не дождь…

– Ой, вы же не мокрый совсем, – добавил он, – что, неужто там уже не льет?

Старичок повернулся к нему и покачал головой.

– Машина, – сказал он голосом, больше напоминающим шуршание осенней листвы.

– Ах, вы на машине… – разочарованно сказал маленький человечек, – понятно… До свидания!

Сухонький плюгавый старичок вышел на крыльцо и, кряхтя, начал спускаться по ступенькам. Но спустился он уже совсем другим: спина выпрямилась, морщины на бледном лице разгладились, и черный костюм теперь выглядел так, будто его только что выгладили.

Дождь кончился уже давно; бледный человек в черном костюме постоял немного у крыльца, любуясь сияющим посреди небесной лазури солнцем. Яркий свет, кажется, совсем не резал ему глаза. Потом он встрепенулся, покачал головой и зашагал прочь по нагретому тротуару.

6. Когда закончится дождь

Маленький человечек стоял у окна. Он вышел бы проводить странного гостя, но боялся, что еще не совсем выздоровел и может снова заболеть. Когда старичок начал спускаться по ступенькам, маленький человечек помахал ему на прощание пухлой ладонью, но за пеленой дождя тот это вряд ли заметил.

Маленький человечек тяжело вздохнул, глядя, как по стеклу стекают тяжелые капли. Потом одернул халат и пошел наверх. Сейчас он поднимется в библиотеку и в третий раз перечитает все свои книжки, а потом в пятый, и в шестой, и в седьмой… Время от времени он будет откладывать книгу в сторону и с улыбкой смотреть на цветную буклету с фотографиями из Италии. Он будет мечтать о теплом солнце, и о теплом море, и о теплом песке, и о вине в теплом бокале…

Он будет читать и мечтать, пока тучи не расступятся, а потом он все-таки позвонит в турагентство «Кастелли», и сходит на урок итальянского, и позовет милую смуглянку Бьянку в прекрасное путешествие. Ну а пока над маленьким домиком на Нордгэден льет дождь, и, погруженный в свои теплые мечты, маленький человечек сидит в библиотеке, слушая, как капли стучат по черепице…

В начало.