Очень темные начала

На «Комиконе» в Сан-Диего показали трейлер сериала по «Темным началам» – одноименному книжному циклу Филипа Пуллмана в жанре подростковой фантастики, который в свое время не наделал такого шума, как незабвенный Гарри Поттер, но своих поклонников нашел и вызывал широкие дискуссии как у нас, так и на Западе. Причиной тому послужил один из центральных мотивов книги: хотя цикл затрагивает множество тем, красной нитью через него идет тема богоборчества, тема противостояния Церкви как институту и Господу Богу как концепции.   

Грядущий сериал, судя по всему, от этой темы отказываться не намерен. Смотрим.

Как мы видим, сериал нисколько не стесняется изображать церковь, или Магистериум, как она именовалась в трилогии, в откровенно авторитарных тонах. Дизайн помещения с крестом на стене, в котором лысый священник отдает своему коленопреклоненному слуге приказ следить за лордом Азриэлем (Джеймс Макэвой), воинствующим богоборцем, выдержан в стиле эдакого имперского индустриализма, навевающем ассоциации с Третьим Рейхом. Такие же ассоциации вызывают и стволы в руках у солдат в другой сцене – их явно делали по канонам немецкого MP40.

Тем не менее, сериал явно будет чертовски стильными красивым, да и от актрисы, играющей главную роль, можно ждать отменной игры – Дафни Кин уже успела отметиться в «Логане», который лично я люблю больше всех остальных фильмов от «Марвел», и там была вполне хороша. Вызывает интерес и реакция общественности, особенно у нас, в свете недавних скандалов вокруг строительства храмов. И коль скоро нас ждет такое визуальное пиршество, самое время запастись попкорном, как и метательными какахами для Интернет-дискуссий, и вспомнить, в чем была соль в книгах.

Осторожно, спойлеры!

Поход против Бога

Итак, в трилогии Пуллмана лорд Азриэль, у которого власть Магистериума, препятствующая прогрессу и прочим хорошим вещами, уже сидит в печенках, преследует весьма амбициозную цель. Пользуясь порой не самыми благородными методами, он хочет, не больше и не меньше, положить конец правлению не только церковников, но самого Бога, от которого, соответственно, идет уже их влияние. Во имя этого сражения герои попадают в параллельные миры, терпят печали и лишения и делают уйму других увлекательных вещей.

В этой истории, не просто антиклерикальной, но именно что богоборческой, чувствуется призыв к фундаментальной смене морально-этической и духовной парадигмы – отказ от Бога как от концепции и его заветов как фундамента морали в пользу морали гуманистической и, как я подозреваю, прогрессивной, хотя понятие прогрессивности относительно 1995-го, когда Пуллман опубликовал оригинал, уже и сдвинулось. Интересно, кстати, скажется ли этот сдвиг на сюжете сериала – ждем ЛГБТ-персонажей или немножко социализма для самых маленьких? Так или иначе, трилогию Пуллмана не зря называют «анти-Нарнией» – судя по всему, она и вправду как минимум отчасти писалась как антитеза книгам Льюиса, пронизанным христианскими мотивами. Пуллман, кстати, «Хроники Нарнии», мягко говоря, не любил.

Многим критикам такой подход пришелся по нраву, иные же сочли богоборчество Пуллмана топорным и лишенным нюансов и записали его книгам в минусы. Весьма любопытно, какова будет реакция на сериал сейчас, особенно у нас, в эпоху скандалов с РПЦ и духовных скреп. Предчувствую, что многим он придется не по нраву… Но сам, опять же, посмотрю обязательно.

Пора ли бороться с богами?

Лично мне трилогия понравилась, причем, пожалуй, даже больше, чем книги про Поттера – как раз в силу того, что они не боялись затрагивать непростые вопросы и использовать довольно мрачные образы. Мне кажется, с подростками и вправду лучше говорить по-взрослому, не сюсюкая и не пытаясь их чему-то поучать.

Помимо этого, мотив богоборчества мне тоже близок… Но я и вправду готов признать, что у Пуллмана он действительно не особенно богат на нюансы. Я полностью согласен с тем, что теократии в любой форме в современном мире места нет, власть должна быть светской, основанной на социальном договоре, а не на писаниях, чья святость постулируется исключительно их адептами и самими писаниями. Иначе такая власть является насилием над всеми, кто святость этих писаний не признает, или же признает святость иных писаний.

Более того, институционализация религии и ее формализация в обрядах, на мой взгляд, тоже не есть что-то особо хорошее. Если бог есть, я не думаю, что ему есть дело, какими именно словами ты к нему обращаешься; у него, скорее всего, для этого и так забот многовато. Обряды и обычаи вроде тех же постов, как мне кажется, создавались с учетом климатических и прочих условий, в которых развивалась община, их создающая – доступность мяса, цикл посевов и урожаев, и все в таком духе. Сейчас же условия изменились, и вопрос необходимости оных ритаулов вполне можно и нужно ставить ребром.

Еще интересней подумать о прочих функциях религии: в частности, функции миропознания. Когда человек, слыхом не слыхавший о магнитных полях и прочей физике, видит молнию и слышит раскат грома, его первая ассоциация – это, скажем, мужик с молотком, ну или колесница, которая несется по небу, выбивая из него искры. Логично? В той степени, в которой он понимает мир, да. Логично ли это сегодня, когда мир мы понимаем куда лучше? Нет, ни в коей мере. А значит, и миропознавательной функции религии сегодня пора сказать «прощай».

И вот тут мы утыкаемся в ту самую моралеобразующую функцию религии, ее жизнь в качестве, если угодно, морального компаса, на основе которого мы принимаем решения о том, что есть хорошо, а что есть плохо. И тут беда в том, что современный прогрессивизм, по крайней мере, в той форме, в которой я его понимаю, считает, что понятия хорошо и плохо – это плохо само по себе, потому как все мы равны и равноценны. А значит плохие – это все, кто делит мир на плохо и хорошо, только не все, а те, за кем большинство (а тема симпатии к любому меньшинству в западной культуре сейчас сильна, как никогда). Иными словами, христиане – зло во плоти, а вот судить мусульман по тем же критериям никак нельзя, потому что это исламофобия.

И здесь мне видится некое фундаментальное противоречие, основанное на самой логике нашего взаимодействия с реальностью. Чтобы выжить, мы должны принимать решения, основанные на суждениях. Например, сунуть пальцы в розетку – плохо, потому что меня долбанет током, а скушать пирожок – хорошо, потому что я хочу есть. Сейчас я утрирую, но такие же решения лежат и в более глобальных пластах, в культурном, в морально-этическом, даже в цивилизационном. И выжить без компаса уровня хорошо и плохо невозможно, потому что даже если принять его за основу морали, то плохими автоматически станут все те, кто под это не подписывается, а хорошими – все, кто с тобой. Старое доброе племенное мышление. Люди хотят ярлыков, люди хотят сообщества, племени единомышленников, и пока одни за этим ходят на прайд-парад, другие идут в церковь. Можете ли вы сказать, что первые фундаментально лучше вторых? Лично у меня язык не поворачивается.

Да и, будем честны, христианская мораль, точней, десять заповедей во многом стоит у истоков нашей сегодняшней морали, что в России, что на Западе. Православие и католичество породили множество течений в искусстве, задали множество мотивов и вдохновили многих творцов на создание настоящих шедевров. Значит ли это, что нужно забыть про кровавые страницы их истории? Нет. Значит ли это, что можно закрыть глаза на то, что многие их социальные функции более не актуальны? Нет! Но это значит, что это – часть нашей истории, во всем ее великолепии и отвратительности, часть, от которой нам не уйти, и нам стоит помнить о ней как злое, так и доброе.    

Опять же, легко сказать, что у верующего мораль идет из книги, но лично я общался со многими верующими и не верю, что их гостеприимство, дружелюбие и добродушие исходят только из написанных на бумаге букв. Мне кажется, дело еще и в их характере, и их окружении, и в самой их натуре. Натура натуре рознь, да, но ведь сволочи есть и среди атеистов, верно?

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *